Мнение Гай БОРИСОВ www.regnum.ru

Вступление Турции в Таможенный союз приведет к региональным глобальным переменам

Итоги завершившегося визита президента России Владимира Путина в Турцию, несомненно, станут предметом многочисленных комментариев. Однако уже сегодня визит можно оценить как весьма положительный и насыщенный. Об этом, помимо прочего, свидетельствует подписание 11 важных двусторонних соглашений в торгово-экономической и энергетической сфере, планы расширения сотрудничества, намерение в течение десяти-двенадцати лет почти втрое увеличить взаимный товарооборот, в настоящее время превышающий $30 млрд.

Вступление Турции в Таможенный союз приведет к региональным глобальным переменам. Фото: http://www.trt.net.tr.

При этом представляется, что российская сторона намерена не только расширять традиционные области сотрудничества с Турцией, но и не исключает использование в этом направлении иных инструментов. В частности, комментируя визит президента Путина, его пресс-секретарь Дмитрий Песков сказал в интервью "Голосу России", что Москва с радостью отреагировала бы на возможное желание Анкары присоединиться к Таможенному союзу, образованному Россией, Казахстаном и Белоруссией в рамках Евро-азиатского Экономического Союза (ЕврАзЭс).

"Таможенный союз и Экономическая зона открыты для каждого. В настоящее время Россия, Белоруссия и Казахстан начали успешно развивать данный процесс. Интерес и желание присоединиться к ТС со стороны как можно большего количества наших соседей, включая, естественно, Турцию, будет с радостью встречено Россией", - сказал Песков.

Такая перспектива не только может кардинальным образом изменить всю геополитическую конфигурацию в Закавказье, но и самым существенным образом поменять ситуацию в диалоге Турции и Европы. Многолетнее "топтание" Анкары у порога ЕС пока безрезультатно и, судя по всему, турков в семье европейских народов не ждут даже в отдаленной перспективе. И хотя европейский вектор формально продолжает оставаться внешнеполитическим приоритетом Анкары, очевидно, что за 10 лет, "отпущенных" премьер-министром Реджепом Эрдоганом Брюсселю на то, чтобы там, наконец, определились, войдет или нет Турция в Евросоюз, существенных перемен в позиции ведущих держав Старого света ожидать не приходится. Кроме того, уже более половины турецких граждан выступают против присоединения к ЕС, что, разумеется, не может не влиять на политику правительства в этом вопросе. Дошло до того, что премьер Эрдоган заявил о возможности формирования "зоны турецкой лиры" - в противовес переживающему не лучшие времена евро. Турецкий премьер неоднократно подчеркивал, что темпы экономического роста Турции превышают показатели отдельных стран ЕС и союза в целом.

В таком контексте прямое приглашение Турции в Таможенный союз (а по-другому слова Пескова трактовать невозможно) заметно усиливает позиции Анкары в ходе вялых переговоров с Европой, поскольку говорит о возникновении весьма привлекательной для турецкой стороны альтернативы. Конечно, объединенный рынок Таможенного союза вдвое уступает европейскому, но зато (в отличие от европейского) имеет тенденцию к росту и развитию. Это не считая возможности льготного доступа к колоссальным природным богатствам, энергоносителям и т.п., о чем в случае с ЕС говорить просто не приходится, тем более с учетом напряженного состояния с энергоресурсами в Турции. Нет сомнений, что Анкара попытается сполна использовать в диалоге с Европой все преимущества, которые обещает российское предложение.

Пикантная, мягко говоря, ситуация в этой связи может возникнуть и в Закавказье. Ереван, как известно, является наблюдателем в ЕврАзЭс, и неизвестно, намерен ли стремиться к полноценному членству. Говоря о заинтересованности в участии в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, власти республики считают невозможным вступление в Таможенный союз и подчеркивают, что рассчитывают на некую особую форму сотрудничества. Об этом, напомним, заявил премьер-министр Армении Тигран Саркисян в своем апрельском интервью газете "Коммерсант". Отметив, что армянская сторона жизненно заинтересована в углублении и развитии интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭс, премьер одновременно подчеркнул, что мировая практика не знает примеров, когда страна, не имея общих границ с государствами таможенного объединения, становилась его участником. "Смысл Таможенного союза в том, что обмен товарами осуществляется без таможенного досмотра. В нашем случае это невозможно, потому что мы должны проходить через территорию соседнего государства и дважды проходить растаможку. Это делает бессмысленной всю процедуру облегчения растаможки для хозяйствующих субъектов", - разъяснил Саркисян.

Присоединение Турции к ТС означало бы, что все указанные возражения и опасения автоматически снимаются, и дальнейшее уклонение Еревана от вступления в ТС становится невозможным, поскольку блокированная ныне армяно-турецкая граница была бы мгновенно открыта без всяких условий. Между тем, некоторые армянские эксперты склонны считать, что на самом деле уклончивая позиция Еревана в вопросе о вступлении в ЕврАзЭс и ТС объясняется не только и не столько факторами фискального и экономического порядка, сколько пониманием, что это сильно помешало бы планам республики по интеграции с Европой, в частности - присоединению к Соглашению о зоне свободной торговли с ЕС. Соответствующий договор, если верить официальным реляциям, должен быть подписан уже в следующем году.

В геополитическом контексте открытие армяно-турецкой границы для России означало бы возможность свободного сообщения России со своей 102-й военной базой в Армении. Существенное преимущество, если учесть, что единственный действующий путь через Грузию для российских военных грузов закрыт, и доставлять их в Армению приходится окружным, очень сложным и затратным маршрутом, включающим использование иранской территории и несколько морских, железнодорожных и автомобильных перевалок. Для Армении это, в свою очередь, означало бы завершение 20-летней блокады, которая является наиболее существенным фактором в пользу Азербайджана в противостоянии вокруг Нагорного Карабаха. Баку не скрывает, что, блокируя границу с Арменией с востока и настаивая на продолжении турецкой блокады с запада, рассчитывает минимизировать (а то и полностью исключить) участие армянской стороны во всех региональных и иных транснациональных транспортно-энергетических и экономических проектах и этим в перспективе ослабить армянскую сторону настолько, чтобы она уже не имела возможности удерживать Карабах.

При этом излишне говорить, что расширение ТС за счет Турции существенно укрепит по указанным выше причинам влияние Москвы в Закавказье. Более того - на фоне углубляющегося хаоса на Ближнем Востоке, Москва заметно усилит контроль региона, который в новых условиях получит все шансы превратиться в "дублер" Ближнего Востока, взяв на себя, при условии открытых границ, заметную долю экономических, транспортных и инфраструктурно-энергетических и торговых взаимосвязей, которые сложились на Ближнем Востоке в течение последних десятилетий в рамках международного разделения труда.

Комментарии

{{ comment.username }}

Добавить комментарий

{{ e }}
{{ e }}
{{ e }}
География посетителей